Братик Джонни. Глава 2 "Смерть"

Категория: Крипи от читателей | Автор: Anica Ru | Просмотров: 976
Дата: 3-07-2014, 20:30
Казалось, это молчание за дверью длилось вечно. Почему она умолкла? Я не понимал. Было желание открыть дверь, но мне было слишком страшно.
За дверью снова послышались шаги, но на этот раз они отдалялись. Лати ушла. Слава Богу, она ушла. От подступившего из сердца облегчения я грустно вздохнул, чувствуя, как перестают дрожать руки, как приходит в норму дыхание и пульс. Но, даже теперь я не собирался открывать.
Я сполз вниз, охватив ноги руками и уставился в пол, думая о чём-то своём. Не шевелясь и не издавая ни одного звука, я просто сидел и ждал конца этого нелёгкого дня. Я думал о себе, о Лавлетти, почему-то о Мери. Всё было слишком сложно. Возможно, Мери напугалась не из-за какой-то там швабры и, возможно Томми....всё-таки существует...Нет, о чём я думаю? Рано или поздно его присутствие всё равно бы заметили. Томми - выдумка, но, что тогда с сестрой? И давно она такая? Как долго у неё эта штуковина в виде пилы? И, что она с ней делала?
Что-то мне подсказывало, что я знал ответ на последний вопрос. Убийство! Как не отгоняй такие мысли, этот вариант был самым ярким и кричащим. Так и лез в голову. Нет, неправда! Не убийство! Лавлетти не могла...убить человека. Или могла?
Сколько разных мыслей и догадок крутилось в моей почти детской голове. Я не мог верить в то, что кровь на оружии была человеческая, а потому просто принял это за...ну, скажем так....мне просто показалось. И всё равно не оправдание. Тогда зачем это оружие? Так, поиграть? Вот во что я точно никогда не поверю...
Думал я об этом больше часа. После я встал и, наконец, решился приняться за уроки, дабы отогнать неведомые мне глупые мысли. Пусть, я не поверю не в одну из них, зато я не сойду с ума, ломая голову над каждой мелочью. Рюкзак мой валялся у новой тумбы с причудливой резьбой и лакировкой. Это было единственным, что не вписывалось в интерьер моей чисто мальчишеской комнаты. Подняв его и отряхнув, я поплёлся к своему письменному столу, где, кстати, стоял мой ноутбук. Ноут я, конечно, не на долго отложил на кровать, а сам уставился в учебник, пытаясь понять о чём вообще идёт речь.
Да, я не был любимцем делать домашку, но, что поделаешь? Надо учиться, значит надо. Тем более делая уроки, я всегда забывал о посторонних проблемах, будучи озадаченным очередным мега-сложным примером и тем, что в нём вообще надо было сделать. В школе учусь я на среднем уровне, да и мне большего не надо. Я всё прекрасно понимаю и запоминаю и хрен с ним, что делаю домашку всю....и не правильно. Слава Богу, хоть сегодня мозги в котелке варились. Да и от такого шока, после "...голову сломаю...", резко всю лень куда по дальше и в самую задницу зафутболил. Гоооол!!!
И вот так весь день я провёл в комнате, аж до самого вечера, когда в дом вернулся отец, а после него и Мери.
- Ты спустишься на ужин? - вновь взъерошил мне волосы голос сестры за дверью. И тут я был в тупике. Хотя, теперь её тон звучал как-то по дружелюбнее, будто ничего такого и не было.
- Да, - сглотнул я, когда желудок всё же напомнил о себе. Послышалось громкое бурчания, перекрывшее шаги Лати и то, как она спускалась по лестнице. Спустя несколько минут, я всё-таки осмелился выйти из комнаты, неуверенно шагнув за свой "защитный барьер". В коридоре было абсолютно бесшумно, что немного напрягало мои расшатавшиеся после выходки сестры нервы. Благо, с первого этажа ещё слышались голоса и я пулей влетел в кухню, быстро усевшись на своё место. Запах стрепни Мери уже успел разнестись по всему помещению, резко, будто молния, ударив мне в нос. Я нахмурился, незаметно отвернувшись от взгляда женщины. Не хотел портить её хорошее настроение. Интересно, чего это она сегодня такая весёлая? Я отвлёкся от запаха еды, натянув на лицо невинную улыбку.
- А тётушка Элизабет сегодня придёт к нам ужинать? - полюбопытствовала Лавлетти, вспомнив, что любая тётушка, чтобы не отходить от внучки на время поселилась в ближайшем отеле.
- К сожалению нет, - выпалила Мери и хорошее настроение быстро сменилось некой грустью. Сказать честно, женщина сильно подружилась с Элизабет. Скорее всего поэтому и расстроилась, что сегодня она не будет присутствовать. Мери положила свои "фирменные" макароны в мою тарелку и поставила на стол прямо перед моим носом. Затем она наложила своей еды всем здесь находящимся.

***

После ужина я так же заперся в своей комнате. Спать я особо не хотел, а потому лишь грохнулся на кровать, даже не сняв с себя одежды. Я не знаю почему, но, казалось, сегодня я должен готовиться к чему-то странному, а потому лучше будет, если заранее приготовлюсь.
Свет в моей комнате я решил не тушить, а под подушку положил бейсбольную биту. Поудобнее устроившись на своей кровати, я уставился на запертую дверь.
Шёл уже второй час ночи, когда веки начали тяжелеть, а я всё больше зевал и отвлекался от двери, рассматривая комнату. Это было не большое выполненное в серо-салатовых цветах помещение, мерцавшее в тусклом свете электрической лампы. В самом углу стоял чёрный, не большой шкаф-купе, а сразу рядом с ним вплотную располагалась моя мягкая кровать. По середине комнаты располагалось большое окно, зашторенное тёмно-синими выцветшими шторами. Я никогда не понимал, что за рисунок был изображён на них. Какие-то непонятные ленты, сплетённые в причудливые петли, в самой середине которых располагались острые шипы, чуть скрытые алыми розами. Издалека розы иногда казались настоящими. Письменный стол стоял напротив моей кровати, а на нём красовалась разноцветная настольная лампа, которую я постоянно забывал выключать и излюбленный ноутбук, дважды ломавшийся за этот год. И, как всегда, в этом был виновен я. Сразу над столом висело несколько постеров, вырванных из комиксов. Некоторые из них закрывали мои листочки-заметки, где я записывал непонятные мне термины, время проведения какого-либо мероприятия, просто рисовал какие-то каракули типо дробовиков и танков, а кое-где вертолётов и фото матери, отданное мне отцом. После маминого самоубийства отец выкинул все её вещи на помойку, в надежде забыть по быстрее о ней. Лишь я один выпросил у него эту фотографию и спрятал её за рамку, повесив над столом. Почему-то глядя не её застывшее в вечной улыбке лицо, мне сразу становилось легче. Я даже забывал, что она мертва...
Вот и сейчас я сидел и думал о матери, пока совсем не заснул.

***

Ни с того, ни с сего я очнулся под самое утро. На часах было где-то четыре утра, за окном до сих пор не поднялось солнце. Свет я так и не выключил, отчего почувствовал неимоверное облегчение, что сейчас мне не придётся подниматься на ноги и идти в тёмной комнате к выключателю, когда ноги трясутся от любого шороха. Да, таким желанием я не горел, впрочем, как и все дети, боящиеся темноты. А что вы смеётесь? Можно подумать, вы никогда не боялись темноты…или того….что в ней может обитать.
Я устало вздохнул, уже и забыв, почему этой ночью не хотел спать и свесил ноги с постели, болтнув ими, как маленький ребёнок. Зевок. Наконец-то я встал с кровати.
Я прислушался, так, на всякий случай. Но, что я ожидал услышать? Сестру? Лати, пытающуюся убить меня? Нет. Я отчётливо слышал её посапывания даже из этой комнаты. Малышка спала, как убитая. Я подумал, может мне тоже не расхаживать по комнате и лечь в кровать? Нет, сон не шёл. Совсем. Ну, тогда, что мне в конце концов делать-то, а? В коридор я не выйду, мне до сих пор страшно. Просто сидеть и ничего не делать – скучно. Сидеть в инете? А вот хрен там. Модем находится в коридоре у лестницы, где он подключён к сети, но его ещё включить надо. Я же сказал, что из комнаты не выйду.
Глубоко вздохнув, я шмыгнул носом из-за появившегося только что насморка. Я потёр заспанные глаза и устало глянул на дверь комнаты. От увиденного испуганно расширились глаза.
Замочная скважина, она была сломана, а ключ валялся на полу под дверью. Сама же дверь была чуть-чуть приоткрыта. Чуть, было не вскрикнув, я подбежал к двери и захлопнул её, судорожно пытаясь закрыть её ключом, но, как я уже говорил замок был сломан. Кто? Кто мог это сделать? Лати не могла. Она ещё маленькая, но тогда кто? Что делать? Надо закрыть дверь, а чем? Я начал носиться по комнате, ища любую полезную штуковину, какой можно было подпереть дверь. Таковой не оказалось и, тогда я решил подпереть дверь тяжёлой тумбой.
Начав пододвигать её к двери, я даже не заметил, что Лавлетти прекратила сопеть. Тогда я не мог догадываться, что она проснулась.
Я пытался, дёргал тумбу, как мог, но сил не хватало. Вдох и выдох. Я снова напрягся, пытаясь двигать не поддававшуюся тумбу. Вновь и вновь, но попытки были безрезультатными. Рывок, ещё рывок. Эх, бесполезно…
Меня охватило минутная паника, пока взор не пал на кровать, где по идее под подушкой должна была лежать бита, которую перед сном я засунул туда, ну, на тот случай, если…ах, не важно. Наверное, в эти секунды я был похоже на того ещё параноика, но, всем известно, что когда людей охватывает страх, они ещё не такое могут вытворить.
Я бросился к кровати и отдёрнул подушку. Каково же было моё удивление, когда я обнаружил, что биты там НЕТ! И вот тут-то и началась настоящая паника, да такая, что я даже не заметил, как дверь в мою комнату со скрипом отворилась.
- Братик Джо? – я застыл, видя на пороге стоящую в тени и пристально глядящую на меня Лавлетти. Девочка смотрела на меня косым, насмешливым взглядом, склонив голову на бок. В одной руке девочки я заметил ту самую ноже-пилу, сверкавшую на свету электрической лампы. Мне стало не по себе, отчего я медленно попятился в сторону. Между тем девочка даже не шевелилась, продолжая смотреть на меня изучающим взглядом.
- Не это ли ищешь? - она протянула ко мне другую руку, в которой красовалась та самая бита. У меня аж сердце ёкнуло, когда я внезапно понял, что дверь взломала именно сестрёнка. Но как? Как? Я не понимал, чувствуя, как по лбу стекают еле заметные капли холодного пота. Я смотрел на неё, а она на меня, вертя в руках моё и своё оружие. Затем она отбросила биту куда-то в сторону и обернувшись, посмотрела в темень коридора.
- Томми! - задорным голоском пролепетала она. - Это твой шанс, - и девочка засмеялась. Внезапно я увидел в темноте приближающуюся к девочке тень чего-то высокого и, по всей видимости, сгорбленного. Послышалось тяжёлое, угрюмое дыхание и в темноте мелькнули два ярко-красных больших и угрожающих глаза. " - Что за?" - хотел было выкрикнуть я, но к горлу подобрался большой ком. Я уставился в темноту, видя чьи-то невнятные движения и колебания. В это время Лати постепенно оборачивалась ко мне, заливаясь громким истерическим смехом. Глаза её были до безумства расширены, а в руке дрожало холодное оружие, которым она указала в мою сторону и с надеждой в глазах глянула в две большие красные точки, парящие над её головой. - Томми хочет дружить с тобой, Джо! - она вновь посмотрела на меня, но на этот раз самым обычным взглядом маленького ребёнка. Я вздрогнул, чуть было не грохнувшись на пол из-за подкашивающихся от страха ног. Я постарался не смотреть туда и не видеть то существо, что стояло за спиной моей сестры. Но, даже сейчас любопытство взяло вверх. Я мельком глянул в сторону двери.
Это. Это было невозможно описать. Руки, ноги, тело, голова - всё не укладывалось у меня в голове. Всё-таки я вскрикнул. Вскрикнул так, что, похоже, разбудил весь наш квартал. Но, почему отец не проснулся и...Мери. Они уже, пока я тумбу двигал, должны были вбежать в мою комнату и закатить мне скандал, почему я не сплю в четыре утра.
- Они не придут. - мимолётно прошептала мне Лати и лезвие пилы скользнуло чуть выше моей талии. Она не попала. Я ринулся в сторону и забился в углу комнаты.
- Лати, что ты творишь? Почему? - заорал я на неё, одновременно глядя на существо, наблюдавшее за этим весьма устрашающим зрелищем. Оно как будто не хотело лезть в драку. - Что это за... - я не успел договорить, как внезапно она подставила пилу мне к горлу.
- Не называй Томми так! Томми живой! Правда? - на последнем вопросе она повернула голову к чудовищу и оно наконец вошло в комнату. Я смог детально разглядеть его. Чёрные сальные и редкие волосы, кожа была немного синеватой и сморщенной, телосложение костлявое и самое главное: неимоверно большая пасть и когти на длинных руках. На существе были какие-то чёрные потрёпанные тряпки, но сейчас это было не важно. Сейчас мне надо было просто БЕЖААААААААААААААТЬ!!!!!!
- Лавлетти. Ты же не... - хотел было спросить я, но она снова меня перебила.
- Нет. Но, с одним условием, - загадочным голосом выпалила она, расплываясь в победной улыбке. По спине моей как-то случайно прошлись бьющие под кожей мурашки, я даже не обратил на них внимания. Так сильно был напуган.
- Я-я... - не знаю, что ещё я мог ответить, кроме этого. Мозг просто не мог воспринимать происходящее вокруг. Я попытался дёрнуться в сторону, но сестра преградила мне путь сова чуть не ранив в живот: - Куда собрался! Мы не договорили! - зашипела она на меня.
- Что с отцом и Мери!? - начал смелеть я. Завелась она тут. Подумаешь, угрожает мне какая-то малявка.
В ответ последовало молчание. За это время я заметил, что существо скрылось в темноте и молча смотрело на мои мучения. Да, оно глядело именно на меня. Не на Лавлетти, а на меня. Я не понимал, почему, но от его, почти жалеющего взгляда я немного смелел, но как? Зачем он смотрел на меня и почему так?
- Они в полном порядке. Томми запер их? Правда, Томми?, - успокоила она меня, всё ещё глядя на своего друга. Внезапно я заметил, как из под тряпок на груди он вынул большой детский альбом и что-то написал на нём ручкой, которая прилагалась к самому альбому. Так вот, что это был за шелест бумаги. Он не разговаривал, а другого языка не знал...
Спустя несколько секунд он показал написанное корявыми печатными буквами Латти и мне "Да. Запер".
Лавлетти улыбнулась монстру, а затем перевела свой снова сумасшедший взгляд на меня.
- У Томми, кроме меня, нет ни одного друга! - обиженно воскликнула она и надавила лезвием пилы мне на горло. Я почувствовал, как что-то холодное разрезало тонкую кожу и по горлу потекла тёплая струя крови, а затем и по ключицам. Мне было больно, а ей неимоверно весело. Дура, отпусти. Что она делает? Она же не убьёт меня? Лавлетти опустила голову: - Томми захотел подружиться с тобой. - она нажала на рану ещё сильнее, отчего я уже было попытался вскрикнуть, но вместо этого резко оттолкнул малышку, не хило так порезавшись о её косу и уже было хотел выбежать из комнаты, как монстр в на пороге резко захлопнул дверь с обратной стороны. Я прижался к двери смотря на разъярённую сестру, приближающуюся ко мне с огромным тесаком. Да, вспомнил, как называли эту хреновину. Тесак. Девочка со всей силы замахнулась на меня оружием, а затем чуть не полоснула по груди, лишь задев мою кофту и теперь на ней красовалась огромная дырка. Я отпрянул в сторону, чуть не плача от страха и, вовремя, кстати. Ещё бы чуть-чуть и она отрезала бы мне голову.
- Ты не хочешь дружить с Томми! - заорала она и, да, у меня появилась надежда на спасение. Я услышал, как что-то говорил отец и пытался выбить дверь своей комнаты. Папа, быстрее! Пожалуйста!!! От мимолётной радости я не заметил, как Лати сильно толкнула меня в сторону, а сама повалилась на пол. Я с треском ударился о стену и задел выключатель, отчего комната наполнилась тьмой. Боже, помоги мне!
Я оказался на полу и схватился за звенящую после удара голову. Тут мне действительно стало страшно. Перед глазами всё поплыло, даже после того, как они привыкли к темноте. Я слышал где-то неподалёку скул Лавлетти. Похоже, она тоже сильно ударилась. Или...что-то другое. А вдруг она напоролась на собственное оружие?
- Лати! - глухо, еле слышно позвал я её, в ответ на что услышал новый скул: - Головаааа, - заныла где-то она. Фуф! Скорее всего, просто ударилась... Вот, что было облегчением.
А между тем отец, а теперь и Мери где-то там пытались выломать дверь и кричали нам, чтобы мы открыли. Наверно, отец решил, что заперли их мы с Лавлетти.
Я попытался встать, ища руками на стене выключатель, но так и не обнаружив его, сделал шаг вперёд в сторону плача девочки.
- Лати! Лати! Где ты? - громко спросил я, но ответа так и не услышал. Может, она специально молчала и даже плакать перестала. Может, она решила устроить мне ловушку, пользуясь случаем, что у меня кружится голова.
Даже через пелену на глазах я видел, что уже рассветало. Отлично, я смогу увидеть её. Я шёл к центру комнаты, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь. И я увидел.
Что-то корчилось на полу рядом со мной. Что-то живое, а точнее кто-то. Я понял, что Лавлетти ещё не перестала плакать, но она почти не издавала звуков. Что случилось?
Когда голова болела и кружилась уже не так сильно, в синем свете рассвета я смог разглядеть её и её тесак, лежащий рядом с ней. Мне показалось, или на нём было больше крови, чем обычно? Девочка не двигалась и тогда я опустился рядом с ней, пытаясь растолкать её. Но, даже теперь она не очнулась. Обморок? Нет, не может быть...
- Лавлетти! Нет! - закричал я, когда увидел растекающуюся под её головой лужу багровой крови. Я сам чуть в обморок не грохнулся.
Я начал трясти её сильнее,начал ощупывать пульс, начал кричать, чтобы она хоть открыла глаза. Но, лицо девочки оставалось безэмоциональным. Глаза её были закрыты.
- Нет, Лати! Нет! Не надо! Не умирай! - орал я, взяв её к себе на руки. От этого я сам перепачкался в крови. По щекам потекли слёзы, глаза метались от окровавленной раны на голове к закрытым глазам сестры. Боль подступала изнутри. Как же так? Лати...Лати, почему? Почему ты сделала это? Почему сошла с ума? Почему решила убить меня?
- Теперь ведь сама мертва!!! - вслух завопил я и заплакал ещё сильнее, чувствуя, как обмякает тело сестры в моих руках. Я прижал её лицо к себе, не веря в её смерть и пытался сдержать её кровотечение, закрыв рану рукой, но кровь текла сквозь пальцы.
Внезапно я услышал, как где-то в коридоре раздался грохот и по лестнице машинально затопали чьи-то ноги. Отец и Мери всё же смогли выбить дверь, но мне уже было всё равно. Кровь Лати оказалась на моей кофте, штанах, на моих трясущихся руках. Я не переставал лить слёзы, держа сестру рядом с собой.
- Джон? - послышался сзади голос отца и чей-то женский крик. Я обернулся. По щеке текла слеза. От моего окровавленного вида, от лежащего на полу тесака и мёртвой Лавлетти у обоих взрослых расширились глаза.
- Джон, что...
- Это не я! Не я! Лати! Лати упала и... - пытался объяснить я, но отец уже с злобой и страхом шёл на меня.
- Тогда кто? Кто? Почему тут оружие? Чьё оно? - завопила дрожащая Мэри и вжалась в стену, видя, как в моих руках растекается багровая жидкость.
- Оно не моё! Друг Лати! Вы что, не видели его? Монстр! Всё из-за него! Всё началось из-за него! - я отпустил сестру, а сам начал испуганно отдаляться от отца, схвати в руки тесак сестры. - Поверь. Папа, поверь! Пожалуйста!
- Джон, ты не в себе! Положи эту штуковину и мы вызовем полицию! - отец выставил вперёд руки, пытаясь смерить меня, но я не стал поддаваться. Я не виноват. Не виноват! Я начал отходить ещё дальше, всё ещё проливая на пол горькие слёзы, но старался не смотреть в сторону мёртвой Лати. - Нет никакого монстра! Ты выжил из ума.
- Папа! Я...я не вру! Нет! Не надо! - отец попытался схватить меня за руку, но я лишь отмахнулся от него тесаком и, похоже, задел его. Из его уст вырвался пронзительный вопль и я узрел свежую кровь на тесаке, а сам отец упал на пол, держа истекающую кровью руку. Я...я...я отрубил её...
От вида отрубленной конечности Мэри взвизгнула и хотела было выбежать, но вместо этого поскользнулась на скользком полу и повалилась вниз с оглушительным визгом.
Я был в растерянности. Не понимал, что происходит. Почему? Почему всё так?
Последняя слеза скатилась с моей щеки и я замер, наблюдая, как корчится и орёт от боли отец. Я понял одно: их нельзя оставить в живых. Мне трудно было это осознавать, но я должен был убить их.
Я зажмурил глаза и подошёл к лежащему на полу отцу, занеся над его грудью острие оружия. В ужасе он завизжал, словно свинья: - Нет, Джон! Нет!
- Прости! - виновато произнёс я и с силой вонзил тесак в его плоть, переломив кости и попав в лёгкие. Секунда и брызги чего-то горячего и липкого полетели мне на лицо, а папа попусту перестал двигаться, лишь кашлянул один раз и замер.....замер так же.....как Лавлетти....
И снова визг. На этот раз он принадлежал Мери, которая металась из угла в угол, царапая свои тонкие колени. Женщина смотрела на меня до смерти напуганным взглядом, но слов вымолвить не могла - ком застрял в горле. Мне было жалко её, отца, Лавлетти. Но, так было бы даже лучше, учитывая то, что пока Мэри не была знакома с моим отцом она жила в нищете за три копейки, как говорится. Сейчас бы она тоже, даже если бы получила весь бизнес отца, всё равно бы осталась одинокой вдовой, а в худшем случае сошла бы с ума от сегодняшнего случая. Я не хочу её убивать, но...
- Пожалуйста, прости! - вымолвил я и с криком бросился на женщину пригвоздив тесаком её к стене и проткнув насквозь. Раздался глухое кряхтение и женщина повисла на холодном лезвии, будто тряпка. Я вынул тесак, утерев лицо от новой крови. Всё, это конец.
Я стоял, не шевелясь и молча глядел на три трупа, лежащих в моей запачканной кровью комнате. В последний раз я смотрел на всех них и тут же отвернулся, бросившись к своему рюкзаку. Я схватил его и уже было собирался выбежать из комнаты, как внезапно услышал чьё-то детское мурлыканье: - Позаботься о Томми.....братик Джонни...- и снова наступила тишина. От испуга я попытался обернуться, но...
Что-то подхватило меня на руки и крепко ударило по голове, отчего я начал терять сознание. Оно потащило меня из дома, неся на своих длинных и тонких руках.
Последнее, что я увидел перед тем, как отключился - были два красных, парящих в тени глаза...
Загрузка...


Похожие новости:
  • Братик Джонни. Глава 1 "Она не сказала бы..."
  • Трейд.
  • Jeff's story by Krista Часть третья
  • Страшный сон или реальность детства
  • Вспомнить, чтобы забыть
  • Наша группа

    Самое интересное

    Поиск

    Панель управления

    Логин
    Пароль

    Каледарь

    «    Декабрь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31 

    Статистика


    Рейтинг@Mail.ru