О шутках, фанатах и последствиях

Категория: Фанфики | Автор: Эйленни | Просмотров: 3051
Дата: 29-03-2015, 23:29
Я стояла в темноте подъезда и, подсвечивая себе телефоном, удивленно рассматривала листок бумаги, который скотчем был приклеен к стене. Света в подъезде не было. То ли лампочка опять перегорела, то ли света нет во всем доме – неизвестно.
На листе черным маркером была аккуратно выведена буква «Я» с кокетливой закорючкой на ножке.
Я тяжело вздохнула и взлохматила волосы на затылке. В голову закралось подозрение, что на этажах развешено еще три бумажки с «заклинаниями», а на пятом – нарисованная помадой улыбка. О да, опять какая-то малолетка вызывает Джеффа Убийцу.
Я бросила взгляд на экран телефона. Час ночи… как раз самое время, когда убийцы и маньяки выходят на охоту, порядочные детки спят в своих кроватках, а припозднившиеся студентки типа меня возвращаются из клубов домой. Ну и всякая школота дурью мается, ища приключения на свои пятые точки.
В мою чуть пьяную головушку забрела еще одна глупая мысль, которую спугнули доносящиеся этажом выше шаги. Я нервно шарахнулась из стороны в сторону и, заблокировав экран телефона, метнулась в самый темный угол подъезда.
Мысленно обозвав себя трусихой и паникершей, я забилась в угол, стараясь не прислоняться спиной к стене. Жертвовать кожаной курточкой ради того, чтобы какая-то любительница острых ощущений меня не заметила – нет уж, спасибо. И так неплохо живется.
Мимо вприпрыжку, перескакивая через две ступеньки, пронеслась тонкая девичья фигурка. На несколько шагов перед ней весело плясал луч света. Довольно слабенький, стоит заметить. Наверное, не смогла достать более мощный. Или ей в кайф шляться по грязным подъездам с маленьким слабеньким фонариком.
Количество света все же позволило разглядеть девчонку. Темный свитер (я уверена, что это толстовка, а не обычный свитер… причем, как бы не фиолетовая), короткая юбка, открывающая тонкие бледные ножки… Мечта маньяка. Обычного, правда. Из тех, кто в подворотне сидят, а не по подъездам «на вызов» шляются.
Подавив желание захихикать, я дернулась. Куртка шелестнула, металлическая бляшка на рукаве звякнула об стену.
Девчонка, не успевшая выйти из дома, обернулась. Луч фонарика зашарил по полу и стенам. Я застыла, на всякий случай задержав дыхание.
Мысль, спугнутая пару минут назад, вернулась и оформилась в нечто. Нечто, отдающее маразмом… Но вполне того стоящая.
Школьница меня не заметила и быстро выскочила из подъезда, громко хлопнув напоследок тяжелой дверью.
Я отдышалась и, включив телефон, еще раз полюбовалась на листок с «заклинанием», обдумывая глупую идею.
Что может быть лучше, чем прикол над невинным и наивным человеком? Правильно, непосредственное участие на стороне шутника.
Я придушенно захихикала и быстро поднялась на родной четвертый этаж. Немного постояла перед листком с надписью «СПАТЬ». А хороший у нее почерк. С завитушками. На всякий случай я смоталась и на пятый.
Как и ожидалось, там помадой было написано «Go to sleep» и нарисована улыбочка. Мда… Она действительно думает, что это поможет ей встретить Джеффа? Хотя, в принципе…
Бугага, будет ей Джефф Убийца, приходящий, как проститутка, к надписи на стене.
Я хихикнула, предчувствуя веселье, и быстрым шагом спустилась на родной четвертый этаж. Свернула к квартире и чуть ли не на бегу вставила ключ в замочную скважину.
В квартире, закрыв дверь и небрежно бросив связку ключей на тумбочку, я принялась раздеваться.
Черная кожаная куртка полетела на ту же тумбочку, что и ключи. Черную майку с серебряным принтом в форме черепа я стягивала на пути в спальню, поэтому она полетела уже на стул. Но, не долетев до цели, упала на ковер. Поморщившись, я подняла вещь и аккуратно повесила ее на спинку стула.
Мурлыкая себе под нос колыбельную из игры Слендермена, я, в поисках белой толстовки, по пояс зарылась в личную Нарнию номер один – шкаф.
Родителей дома не было, да и быть не могло, так как я уже два года живу одна на съемной квартире. Поэтому я могла безбоязненно делать все, что пожелаю.
Наконец я выудила из шкафа искомую вещь. Придирчиво повертев ее в руках и сняв пару кошачьих шерстинок, я удовлетворенно хмыкнула и натянула ее на себя.
Пару секунд постояла, раздумывая, что сделать первым – накраситься или сходить на кухню и проинспектировать холодильник на наличие чего-то протухшего.
В результате выбрала второе и, напевая все ту же колыбельную, потопала на кухню. Стоило мне открыть дверцу холодильника, как под ногами материализовался кот. Противно мяукнув в надежде, что я дам ему пожрать, кошатина повертелась около своей миски. Я проигнорировала «бедное несчастное животное», которое я кормила перед уходом из дома, и начала поиски.
Естественно, ничего протухшего не нашлось. Зато в морозилке обнаружился замерзший кубик кильки. Ну, кубик – это я утрировала. Скорее, трудноописуемая глыба льда с вмороженной в нее рыбешкой. Кильку я покупаю для кота. Периодически, по праздникам, так сказать, готовлю этой пушистой твари рыбный бульон… Кот, правда, требует вкусняшку постоянно… Но кто ему даст?
Взвесив все «за» и «против», я, в конце концов, решила, что запах рыбы ничем не будет уступать запаху тухлятины. Не думаю, что девица будет сильно принюхиваться. Ей вполне хватит того, что в подъезде вообще чем-то пахнет.
Отковыряв кухонным ножом пару рыбешек, я бросила их в тарелку и засунула в микроволновку. Постояла немного в задумчивости и решила залить рыбу горячей водой. Разморозится быстрее, да и бульон пахнуть будет сильнее.
Наполнив миску наполовину, я вновь поставила ее в микроволновку и включила на четыре минуты. Сама, игнорируя дикие вопли кота, понеслась обратно в спальню – к зеркалу.
По пути стянула с руки шипастые браслеты, неподобающие приличному криппи.
Зеркало показало, что для создания нормального образа Джеффа мне мешают не только браслеты. Черная помада, проколотая бровь, каффы в форме летучей мыши на ушах… Готичненький Джефф, че.
С тихой руганью стянула с себя лишний металлолом, попутно избавившись от колец на пальцах. Потом пошла в ванную – смывать помаду.
Пока возилась, на кухне пискнула микроволновка, оповещая о готовности рыбного бульона. Я, вытерев мокрые губы полотенцем, направилась оценивать «запах тухлятины».
Только я подошла к столу, как над ухом противно и, главное, громко, мяукнул кот. Я шарахнулась в сторону, напоровшись боком на угол стола.
Потирая ушибленную часть тела, я хмуро шипела ругательства в адрес пушистой твари, с довольным видом устроившейся на холодильнике.
Я облегченно перевела дыхание, успокаивая бешено колотящееся сердце. Фух, чертов кошак… Надо же было так напугать!
Плюнув на это дело, я поковыляла обратно в спальню, забыв про рыбу. Бок противно ныл. Ну вот, на память об этой ночи останется синяк… Обидно. Ну да ладно.
В спальне, рухнув на стул, я начала рыться в Нарнии номер 2 – косметичке. С торжественным вскриком выудив из ее глубин красную помаду, я принялась за мейкап.
«Кровавая улыбка» получаться не желала. Выходила какая-то помадная хрень, которую с улыбкой невозможно было спутать даже в темноте.
Повздыхав и поругавшись, я кое-как намалевала нечто, отдаленно смахивающее на лыбу известного и любимого школьницами маньяка.
Бросив случайный взгляд на часы, я чертыхнулась. Если та девица пунктуальна, то у меня оставалось всего лишь полчаса на обмазывание стен рыбой.
И тут я вспомнила, что надо бы еще стереть надпись на пятом этаже… Возникла мыслишка забить на это дело и лечь спать. Но остатки алкоголя, бродящие по организму, вытолкали эту разумную и ленивую мысль нафиг.
Раз уж начала – надо бы закончить.
Последний раз посмотрела в зеркало. Взлохмаченные черные волосы до лопаток, бледная кожа, алая помадная улыбка… Сойдет. Мимоходом отметив, что корни волос уже отрасли и надо бы на днях их покрасить, я дорисовала черным карандашом пару неаккуратных штрихов вокруг глаз. Псих на прогулке!
Или не умеющая нормально краситься шестиклассница.
Поржав сама над собой, я отправилась покорять подъезд, зажав в зубах маленький фонарик (теперь понятно, почему девица была с таким слабеньким освещением – с мощным фонарем неудобно), захватив миску с рыбой (под почти умирающий вой кота) и влажную тряпку.
Быстрый марш бросок по этажам – и вот уже подъезд пропах вареной килькой. И я вместе с ним.
Листы бумаги я аккуратно обмазывала по самым краям, больше мазюкая стену, чем саму бумагу. Если останутся жирные следы – это будет как-то подозрительно.
Между четвертым и пятым этажом я споткнулась и часть бульона вылилась на ступеньки. Я, на автомате уклоняясь от брызг, чуть не навернулась с лестницы. Спасло только то, что я вовремя вцепилась рукой в перила. Мда…
Что-то мне все меньше и меньше нравится этот развод наивных дурочек.
Отдышавшись и подняв укатившийся на несколько ступенек вниз фонарик, я продолжила свое подлое дело.
Стоя, как последний идиот, перед помадной надписью и активно елозя по ней тряпкой, я вяло размышляла о том, что «удачный вызов» Джеффа сопровождается именно тем, что надпись стерта.
Это что, великий маньяк и убийца стоит с мокрой тряпкой наперевес, выуженной из кармана толстовки, и отмывает стену?
Представив подобную картину, я чуть не заржала в голос. Услужливое воображение дорисовало скрипучий старческий голос «Вот негодники, опять всю стену извазюкали! Управы на вас нет! Вот вернись, шалава, я тебя улыбаться научу и спать отправлю».
Сдерживая хохот, я смывала помадный след чужого идиотизма. Следом пришла мысль, что этой девице явно не жалко было тратить косметику на сомнительное удовольствие лицезреть психопата-крипи. И, самое главное, не она одна… Интересно, сколько помады было истрачено ради Джеффа во всем мире? Много, наверное… Очень… Идиотами Земля полнится, ага.
Наконец от надписи осталось только чуть красноватое пятно. Решив, что и так сойдет, я вприпрыжку спустилась к себе в квартиру.
Поставив на пол миску с остатками рыбы, я заглянула на кухню и бросила в умывальник тряпку. Естественно, промазала, и она печально повисла на холодильнике.
Забив на это дело, я заскочила в ванну. Минуты три отмывала руки, избавляясь от следов помады и рыбы. В результате руки покраснели, а запах остался.
Мда… Водостойкая рыба, круто. Гы-гы. Так, ладно…
Я посмотрела на телефон. До прихода девицы оставалось минимум пять минут. Пришлось ускоряться и нестись в подъезд.
Уже у двери, споткнувшись о кота и чуть не влепившись лбом в косяк, я развернулась и понеслась в спальню. Схватив со стола помаду, которой недавно рисовала себе улыбку, я метнулась обратно, попутно выгоняя из головы мысль о том, что взять с собой нож было бы эффектнее. Нет уж, а вдруг убью ненароком? Нафиг такое счастье.
Захлопнув за спиной дверь, дабы кот не выбежал и не поперся облизывать грязные ступеньки в рыбных лужах, я облегченно прислонилась к створке и сползла по ней вниз.
Натянула капюшон по самый нос и застыла в ожидании, надеясь, что девчонка вообще придет, а не испугается и останется дома.
Будет обидно. Очень-очень обидно.
Спустя пару минут ничегонеделания я опять занялась придумыванием упоротости. Точнее, оно как-то само придумалось.
Ну вот что будет, если девица, проходя мимо, посветит на меня? Что она увидит? Сидящего на корточках под чужой дверью маньяка, да.
Что мне, делать вид, будто я облегчиться присел, пока ее появления ждал?? Эпично, эпично. Или пойти семечек взять, пока не поздно, и изобразить гопника?
И мисочку с рыбой… точнее, уже без рыбы… для шелухи взять. Не плевать же около собственной двери.
От очередного приступа ржача меня отвлекла грохнувшая внизу дверь. Я проверила время. Два часа ночи… Действительно пунктуальная девица.
Быстро засунув телефон в карман джинс, я застыла, придвинувшись чуть ближе к стене.
Девчонка поднималась по лестнице крайне медленно. К тому времени, как дрожащий луч света показался на площадке четвертого этажа, я успела знатно заскучать и пожалеть об отсутствии семечек.
А девчушка-то боится! Вон как ее пробрал запах рыбы. Идет медленно, еле-еле ноги переставляя. Руки дрожат, луч фонарика так и пляшет, выписывая на полу и стенах причудливые узоры.
Школьница со скоростью черепахи подошла к бумажке с надписью «СПАТЬ», висящей на этом этаже. Понюхала ее и затряслась еще больше. Заозиралась, бедная, фонариком своим замахала из стороны в сторону, надеясь высмотреть опасность.
Я затаила дыхание. Интересно, на что она надеялась, идя на вызов? А если бы и правда настоящий Джефф явится? Нет, я-то в это не верю, но все же. Зачем вызывать, если боишься до мокрых трусиков, а?
Девчонка тем временем застыла у лестницы наверх, судорожно разглядывая ступеньки и не решаясь пойти дальше. Я с интересом ученого наблюдала за ней, ожидая дальнейших действий.
Девчушка глубоко вздохнула и, кажется, даже улыбнулась. Что-то прошептав, она вцепилась рукой в перила и медленно пошагала наверх.
Я, выждав немного времени, пошла за ней, нарочно стараясь погромче топать и сопеть. Получился, по моим ощущениям, какой-то слоноподобный Джефф с астмой, да еще и воняющий рыбой.
Я достала из кармана помаду, открутила крышку и занесла руку, как будто держала в руках нож.
Девчонка стояла перед бывшей надписью и тряслась как осиновый лист. Луч света плясал по всей стене. Ее что, от страха парализовало? Я бы уже неслась куда-нибудь по лестнице и стучалась во все двери. Желательно по лестнице вниз…
А, здесь же типа Джефф. То есть, я. Ну-ну.
Громко сопя, я потянула к девчонке руку, буквально кожей ощущая ее первобытный страх.
Расплачивайся, милая, за свою любовь к Крипипасте. Я злобно захохотала, пытаясь не скатится к обычному ржачу.
Девчонка завизжала и попыталась убежать поближе к стенке. Я не дала, схватив ее за плечо и рывком разворачивая лицом к себе.
- Go to sleep! – воскликнула я и мазнула по щеке девчонки помадой. – SLEEP! SLEEP!!!
Я упоенно разрисовывала ей щеки, прислонив спиной к грязной стене. Она вырывалась и орала.
Да, с такими воплями скоро все жители дома проснутся и прибегут смотреть, кого убивают.
Я уже намеривалась ослабить хватку и дать жертве моего чувства юмора сбежать, когда она нашла способ освободиться самой.
Девчонка вскинула руку и перед моим носом что-то тускло сверкнуло. Опасаясь, что она захватила с собой нож, я отодвинулась назад. Что-то пшикнуло.
Глаза пронзила пекущая боль. Я вскрикнула, отпрыгивая от сумасшедшей фанатки и начиная дико тереть глаза. Размокшая от слез и размазанная руками тушь делу не помогала, попадая в многострадальные глаза.
Краем сознания я услышала быстрый удаляющийся топот – девчушка сбежала. Опершись на перила, я хмуро протирала глаза, тихонько ругаясь. Я и забыла, что в некоторых «ритуалах вызова» советуется пшикнуть на Джеффа духами! Да уж, от такой атаки любой сбежит…
Было слышно, как за закрытыми дверьми квартир кто-то начинает злобно шуршать и шаркать. Разбуженные люди шли проверять, что происходит. Пора сваливать домой и делать вид, что я непричастна к этому балагану.
Вдруг я почувствовала на себе чей-то дикий, полубезумный взгляд. Слух выловил тихое хихиканье из угла подъезда.
Я судорожно оглянулась. Фонарик, который выронила впопыхах школьница, выхватил из темноты чьи-то ноги в заляпанных чем-то красным кедах. Я подняла взгляд выше, вцепившись ослабшими руками в перила. Глаза дико болели и слезились. Запах рыбы вперемешку с приторно-сладким запахом духов перебивал еще один слабый запах. Гниль. Сладковатый запах гнили. Я могла поклясться, что раньше его не было!
Силуэт засмеялся громче и сделал шаг вперед. Луч света выхватил кусок грязно-белой толстовки… испачканной в красном…
ОН, продолжая смеяться, зааплодировал. Его смех, полубезумный, отдающий холодом, пробрал до костей. По спине пробежал табун мурашек. Достигнув шеи, табун развернулся и побежал вниз, к пяткам, захватив с собой душу.
Руки вспотели и начали соскальзывать по перилам. Я сглотнула. Может быть, это еще один шутник? Косплеер? Н-но… я вроде бы с подобными увлечениями одна в доме… Чей-то друг?
Джефф, или лже-Джефф, или кто он там, резким движением метнулся ко мне. Я вскрикнула и отшатнулась от возникшей прямо передо мной белой рожи с огромными черными пятнами вокруг глаз и кровавой улыбкой. Перила выскользнули из пальцев, твердая поверхность ушла из-под ног.
Падая, я успела подумать, что некоторые шутки имеют свойство плохо заканчиваться.
Спустя бесконечное мгновение полета спину и затылок пронзила острая боль. Спазм сдавил горло и я не смогла даже закричать. Потом я почувствовала, как потолок и пол меняются местами. Это было последнее, что я осознала.


- Как вы себя чувствуете? Что конкретно болит? Что вы чувствуете, когда я делаю вот так? – доктор сидел на краю кровати и тыкал в мои ноги пальцем. Я это понимала разумом, но, увы, не чувствовала телом.
Я очнулась три дня назад, в городской больнице. Когда более-менее пришла в себя (спустя еще один день), врач рассказал, что со мной произошло. Точнее, рассказал то, что видели жители дома и что понимал сам. О том, что я напугала до чертиков школьницу и повстречала самого настоящего Джеффа Убийцу, подумать не мог ни один здравомыслящий человек.
Скорую вызвали жители квартир, которые вышли в ту ночь выгнать из подъездов гопников, устроивших, по их представлению, шабаш. Нашли они не гопников, а меня на лестничной клетке между пятым и четвертым этажами. Скорая, на счастье, приехала быстро.
От неудачного падения с лестницы я поломала позвоночник. Теперь шансы на то, что я смогу ходить – минимальны. Но, по крайней мере, не нулевые. Еще у меня сломана нога. И треснуты шейные позвонки. Славно полетала. В довершение, по словам врача, у меня разрезаны щеки.
Да, в той самой кровавой улыбке, которую любит вырезать на лицах жертв Джефф.
Неделю я провалялась в коме – удар затылком об ступеньки тоже имел свои глобальные последствия.
Теперь щеки зашиты, хотя питаться по-человечески смогу еще не скоро. Я лежу в больничной палате, вся в гипсе, без возможности пошевелить половиной тела. Больничные стены и потолок давят на меня, заставляют сходить с ума.
Кажется, я потихоньку понимаю сумасшествие Джеффа. От похоронной атмосферы, больничных запахов – смеси стерильности и лекарств, действительно можно тронуться умом. Но меня удерживают на этой стороне друзья и родители. Первые клянутся, что в следующий раз будут провожать меня до самой двери квартиры… Наивные.
Как будто я теперь смогу куда-то пойти.
Я не знаю и знать не желаю, что Джефф делал в моем доме. Действительно ли он явился на вызов, или случайно проходил мимо… Не хочу разбираться. Был и был. Лучше бы не было.
В первый день, когда я очнулась, я нашла у себя в руке скомканную бумажку. Как она там оказалась я тоже не знаю. Еще одна загадка, про существование которой я с удовольствием забуду.
Когда я расправила бумажку и прочла то, что на ней была написано, я разрыдалась. Врачам пришлось вколоть мне лошадиную дозу успокоительного, чтобы я успокоилась и заснула.
С одной стороны листа большими буквами с завитушками черным маркером было написано «СПАТЬ».
А на другой мелким, корявым почерком красовалось два предложения.
«It was rather funny. Your life is my present for you»(Это было довольно весело. Твоя жизнь – мой тебе подарок)
Загрузка...


Похожие новости:
  • И это только начало...
  • Видеозапись.
  • Я убийца
  • История Убийцы-KillerRu
  • Как вызвать Джеффа-убийцу
  • Поиск

    Панель управления

    Логин
    Пароль

    Каледарь

    «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Статистика


    Рейтинг@Mail.ru