Обманувшая смерть или Мастерица

Категория: Крипи от читателей | Автор: Лёлич | Просмотров: 1413
Дата: 26-03-2014, 18:38
"Число жертв все растет, а о том, кто все это делает, до сих пор почти ничего не известно. Предполагается, что это девушка", - гласили новости Милана. - "Все люди остаются в живых, но лишаются конечностей или частей лица, на месте преступления каждый раз обнаруживается надпись, которую никто так и не смог расшифровать. Лингвисты утверждают, что языка, на котором написана фраза, не существует".
Происшествия начались недавно, 8 августа 2010 года. Первой жертвой оказался молодой парень - он остался без кисти левой руки и пальца правой, о мучительнице ничего вспомнить не мог, как будто он был в отключке, нашли его ранним утром, в людном месте: на самой посещаемой улице города. Через 3 месяца, ровно того же числа пострадал еще один человек - ребенок лет 10. Ему не повезло еще больше: мальчик лишился ушей и носа, рот был зашит, а обувь и пятки стерты. Он был найден далеко от дома. Видимо, ребенок был без сознания, пока его тащили от родного места, иначе бы следов на ногах не осталось. Обезображивания людей повторялись через каждые три месяца все эти годы. Главный признак маньячки - ее "изобретательность": каждый раз она создает все новые комбинации своих издевательств.
Я пишу это потому, что пострадал мой любимый друг - Киро. Теперь уже слепой и хромой на правую ногу... Он тоже не помнит ничего о той ужасной девчонке, которая это творит. Я решила разобраться с ней, предварительно узнав всё, ориентируясь на слухи и Интернет. Я была на многих сайтах, написанных об этой дряни, но там описывались лишь пострадавшие люди. Только в одной соцсети, в группе, посвященной ей, я узнала ее возможное имя: Нереза Инганнаморте, что означало "темнота, обманувшая смерть". Странное имя, может быть, издевательства над другими были предсказаны ей судьбой. Мой папа любил читать о разных людях, чаще всего известных, но была у него одна книжка... называл он эту старую книгу - "память", потому что в этой книжонке были основные сведения о папиных старых знакомых и друзей, иногда о знакомых и друзьях этих людей. Днем я выпросила у отца эту книгу, и начала искать там хоть что-то о семье Инганнаморте. Как я и ожидала, я почти ничего не нашла о самой Нерезе (и о матери тоже), но там было написано о ее папе: Его звали Ачиль, и он дружил только с моим дорогим отцом, у него была жена и дочь, пропал без вести в 2007 году. Конечно, как поступил бы любой человек, я начала добывать информацию в Интернете о нем. И я нашла. Там было очень много информации обо всей их семье, и меня это так обрадовало, что я пискнула от радости. Родители обратили на это внимание и обнаружили, что я до сих пор сижу за компьютером, а уроки еще не сделаны. Я посмотрела на время и... о мой бог, ведь уже пол одиннадцатого! Дело, не дело, а в школу идти надо. Перед тем, как мама решила отобрать у меня компьютер, я успела сохранить сайт с этой информацией в избранное.
Я села делать домашнюю работу, и сама не заметила, как отвлеклась на свои раздумья и начала писать о главе семейства Инганнаморте - Ачиле. Пришлось смять лист и начать писать заново... но так ничего и не выходило - я писала только об этой странной семье. "Ладно, может, я смогу списать у кого-нибудь в школе", - подумала я, и с охотой закрыла тетрадь, кинув ее в рюкзак. Переодевалась я, думая о Нерезе и о том, что возможно благодаря мне тайна раскроется и эту гадину наконец-таки посадят за решетку. В своей любимой пижаме я рухнула в кровать. Сон поглотил меня...
Утро, мягко говоря, не было обычным. Я спустилась из спальни, со второго этажа своего дома - позавтракать. Мой отец явно нервничал, как и мать. Они что-то скрывали от меня.
- Мам, что такое? - я не могла не спросить, она слишком выдавала себя.
Мама ответила незамедлительно:
- Ничего, милая, ничего.
- Па-а-ап... - протянула я.
- Тебе что мать сказала? Слушай ее.
На том наш разговор закончился: мне нельзя противоречить родителям. Я доела и пошла в школу. По дороге меня мучила мысль о тайне моих же предков.
Учебный день прошел нормально, за исключением одного: тогда я вспомнила, что сегодня именно то число... 8 февраля... Меня будоражило от мысли, что я могу стать следующей жертвой. Жутко было всем. Многие дети из начальной школы не приходили по заявлению родителей. Тем ребятам, которые все-таки пришли, было страшно до слез.
Вернувшись домой как можно быстрее, я включила новости с надеждой на лучшее. К небольшому счастью объявили, что пока жертв нет, для безопасности на ночь будет везде распределена полиция. Я включила свой оставленный мамой на полке ноут и продолжила исследования о семье Инганнаморте. Вот все, что я смогла узнать о них: "Нереза Инганнаморте родилась в 1978 году. Ребенок не был запланирован. В возрасте двух лет она сказала первые слова, родители же первоначально считали, что это просто детское бормотание. Научилась девочка говорить в три года. Отличалась от других детей своей мрачной натурой. Запомнилась так же тем, что очень любила рисовать темно-красным карандашом. Стоит заметить, что рисовала только живых существ и некое подобие луж под ними. Мать, Лия Инганнаморте, родилась в 1951. Не терпела мрачных наклонностей своего ребенка, из-за этого била каждый раз, когда видела, что девочка выводит свои любимые красные лужицы. До выхода замуж была прекрасной, скромной девушкой, любившей гулять по красивым местам. После обручения будто испортилась - замкнулась в себе и говорила только со своим мужем. Ачиль Инганнаморте родился в 1948 году. Всегда был жестоким и серьезным. В возрасте 17 лет прославился как главный хулиган. Встретив Лию, прекратил свои выходки на других людей и издевался только над своей "возлюбленной", которой это даже нравилось. После обручения окончательно перешел на издевательство над ней. Возненавидел Нерезу сразу после рождения, при первой возможности уходил из дома и не возвращался до поздней ночи. Часто избивал свою жену и дочь».
"Нда-а-а... наверно, Нерезу можно понять..." - прошептала я, прочитав всю эту историю. - "Нет, нет, я просто слишком устала. То, что она делает с людьми, слишком жестоко. Мне нужно собраться с мыслями и отомстить ей за Киро". В это время в комнату вошла мама. Она молча прошла через все помещение ко мне, положила на мой компьютерный стол какую-то бумажку, и, вдруг тихо всплакнув, быстрыми шагами удалилась. Я решила сразу взять и посмотреть то, что же там такого ужасного было. В следующую секунду по моей спине прошлась волна мурашек. На листе была нарисована изуродованная девушка. Одна ее рука была пришита к телу, волос на голове не было. С пальцев руки стекала кровь. Я долго всматривалась в картинку, мастерски нарисованную на старом, грязном и помятом листе А4, поняв, кто нарисован. Я перевернула листок. Там, в самом затасканном уголке была написана фраза. Та самая ужасная фраза. Чуть ниже дата – 08.05.13… но тут я поняла, что этого я и хотела! Встреча с ней произойдет! Мне надо было готовиться к худшему. Но, можно и отвлечься. Может быть, сегодня я смогу сделать уроки.
После того, как я выполнила домашнее задание, я захотела погулять с друзьями. Мама была против прогулок и говорила, чтобы я оставалась дома весь февраль и весну. Она даже предлагала перейти на домашнее обучение. Папа был на той же стороне. Но я-то хотела больше узнать об этой ужасной Нерезе, потому и рвалась на улицу. Уверив родителей в том, что все будет хорошо, я все-таки выбралась на прогулку. Мы встретились с друзьями на площади. Они все выглядели напряженными…
Вечерело, а прогулка у нас была просто замечательной. Все даже забыли про серию издевательств в исполнении этой маньячки. Но я им напомнила. Мы шли по безлюдной, тихой улочке, когда я показала им листок с моим изображением. Моя подруга, которую звали Агата, резко испугалась и сказала, что ей пора идти. Леон, второй мой друг, вдруг забубнил и отошел от меня подальше. Только Катерина подошла ко мне и сказала, что может, все обойдется. Я тоже на это надеялась…
Я рассказывала то, что изучила в интернете и книге папы, пока мы шли до дома Леона. Он хотел домой, но сам идти отказывался. И этому трусу было плевать на то, что это произойдет только через три месяца и со мной. Мы с Катериной проводили его, перед тем попрощавшись, и продолжили беседу на эту тему. Я сказала:
- Конечно, может быть и то, что никто больше не увидит меня такой, какая я сейчас, но я раскрою эту тайну и отомщу ей.
- И как ты это сделаешь? – спросила моя подруга.
Наступило недолгое молчание.
- Не знаю… - ответила я. – Но я уверена, что именно на мне все закончится. Я хочу спасти других, пожертвовав собой. Мне не жалко своей красоты, я могу отдать ее ради других.
- Какое самопожертвование. Посмотрим, получится ли это у тебя. – Ответила мне девушка.
Мы подошли к ее дому. Сказав ей «пока», я направилась к себе. Ее слова прозвучали как-то странно…
Мы с родителями поужинали, и я направилась в свою комнату. Поднимаясь по лестнице, я заметила, как что-то или кто-то промелькнуло на втором этаже. Недолго думая, я взлетела по ступеням вверх и побежала в сторону, куда двинулось это что-то. Не успела я и трех шагов сделать, как нечто невидимое поставило мне подножку, и я упала. Папа среагировал на шум фразой: «Что случилось? Ты в порядке?» я конечно ответила, что все хорошо и я просто споткнулась об лестницу. Зайдя в свою комнату, я обнаружила новый листок. Хотелось бы развернуть, но нет. Не сегодня. Надо лечь спать, не хочу пугать себя на ночь. Пока я переодевалась, на моем стеклянном шкафу я заметила свое отражение… но это было вовсе не моим образом. На долю секунды там показалась лысая натура с пришитой к телу рукой. Надеясь, что мне это показалось, я легла в кровать и почти сразу заснула.
Мне приснился кошмар. Такой ужасный и такой реалистичный. В нем я с ужасом наблюдала, как изуродованные руки пришивали мою ко мне самой, и я чувствовала все: как игла вонзается мне в кожу и проходит сквозь нее, как нить шевелится внутри, как она натягивается… после этого невыносимого кошмара руки поднялись выше моего лица, и я поняла, что лишусь своих красивых длинных волос. Так и было. Мне резкими движениями выдирали волосы. Я чувствовала такую душераздирающую боль. И я кричала так громко, как могла. Но мой крик уходил в никуда, никто не приходил на помощь. А руки продолжали создавать новое творение. Процедура завершилась, и за секунду до того, как я проснулась, мне показалось существо… из людей. Это было что-то на подобии куклы. Туловище и голова были из какого-то материала типа ситца, изнутри оно было чем-то набито. Руки, ноги, части лица... это было отнято у живых людей и подарено какой-то уродской кукле? Я заметила, что одна рука у нее «не доделана», нет ноги и волос. Но руки в одно мгновение пришили волосы к ней. Это произошло так быстро, что мне показалось, волосы просто появились. Я проснулась и сразу побежала к зеркалу. Нет, все было в порядке. Мои длинные, густые и прямые рыжие волосы все еще были на месте, рука свободно двигалась, и никаких следов от иглы не было. Из больших серо-голубых глаз капали слезы боли и страха. Я пошла в ванную, умываться.
Позавтракав и собравшись, я вышла в школу. Так же я взяла листок, на содержимое которого вчера так и не смотрела. Катерина встретила меня прямо около моего дома и сразу же, не приветствуя, задала вопрос:
- Ты смотрела лист?
- Нет. А откуда ты об этом знаешь? – в недоумении спросила я.
- Не важно. Посмотри лист.
С этими словами она ушла в школу. Я простояла в ступоре еще минут пять, пока не пришла Агата и не вывела меня из этого состояния. Вместе мы направились на учебу.
Все прошло как обычно, никто не беспокоился насчет всех случаев. Никто, кроме меня. Я постоянно смотрела на Катерину, та даже не думала повернуть голову ко мне и ответить взглядом. Мне стало немного обидно, и после уроков я подошла к ней:
- Мы что, поссорились? – сказала я. – И как ты узнала про листок?
Она ответила мне: «Посмотри лист», и все. Пожав плечами, я подошла к Агате, и мы вышли на улицу. Я не произносила ни слова по дороге домой, моя подруга поняла, что не стоит разговаривать. Таким образом, мы молча дошли до моего дома, жестами попрощались и я зашла внутрь. Переодевшись, я поднялась наверх и включила телик в своей комнате. В новостях было сказано, что полчаса назад был найден наш бывший учитель живописи, который был уволен из-за нулевых навыков по своему предмету, в ужасном состоянии: с разбитым в кашу лицом и без правой руки, начиная от локтя. «А кукла скоро будет доделана…» - шепнула я себе под нос. Этот вечер я думала о том, как Катерина относится к Нерезе и стоит ли смотреть этот лист. Уроки я снова не сделала.
Папа позвал меня ужинать. Я спустилась, и состроила как можно более правдоподобную улыбку беззаботности на своем лице, чтобы родители ничего не узнали. Ужин был тихим. Сразу после еды я поднялась обратно к себе в комнату, и, переодевшись, легла спать.
Все эти три месяца: Февраль, Март и Апрель мне виделся тот до боли ужасный сон. Наступил май, уже 4 число, а заметьте, я так и не смотрела лист. Катерина так злится. Родители все больше за меня беспокоятся, даже до и из школы за ручку водят. Поначалу я, конечно, была против этого, но позже привыкла, да и одноклассники перестали подкалывать. Наверно, Агата рассказала о том, с кем это случится. Да что там, вся школа не подходила ко мне, учителя отсадили на последнюю парту. Даже директриса готовилась удалить мое дело из школы. В общем, все были готовы вышвырнуть меня и больше не вспоминать. Ужасно испытывать такое чувство, когда в прошлом близкие тебе люди готовы поскорее тебя бросить и забыть. В этот вечер, я дождалась папу, и мы пошли домой. По приходу в дом я сразу скинула всю верхнюю одежду, что на мне была, и ринулась в свою комнату.
«Ладно, подруга, твоя взяла. Я посмотрю, чего такого на этом паршивом листке бумаги», - подумала я со злостью, и вытащила бумажку из портфеля. Я приготовилась к худшему. Вот, я разворачиваю его… «НЕ ИЗМЕНЯЙ СУДЬБУ ТЕХ, КТО НЕ СЛУЖИЛ ЕЙ. НИКТО НЕ ИЗБЕЖИТ. Я – ВСЕГО ЛИШЬ МАСТЕР, А ВЫ – ДЕТАЛИ СОВЕРШЕНСТВА, ТАК СМИРИСЬ ЖЕ С ЭТИМ. ТЫ НЕ РАЗРУШИШЬ НАШУ ЖИЗНЬ ЕЩЕ РАЗ». И внизу снова нарисовали меня. «Не так страшно, как я думала» - сказала я в полголоса, смяв и выкинув этот листочек в мусорку. Сев за рабочий стол, я включила компьютер. Началась загрузка. Включение завершилось, я зашла на email посмотреть, не пришло ли чего. Было одно письмо. От Катерины. Письмо: «Посмотрела лист?» Я ответила: «Ну да. И что теперь?» через секунд 15 пришел ответ: «Хаха. Хорошо». Снова пишу: «Чего хорошего?», но ответа нет. «Странная она. Лучше уроки сделаю», - с этими мыслями я достала тетрадь и начала писать.
Сейчас 00:49, родители спят, а я и не думала. Нет, я не хочу больше чувствовать эту боль. Кажется, я вижу что-то в окне. Оно наблюдает за мной. Остается только сидеть напротив окна, сжавшись в клубке на корточках.
Какое же облегчение, что мама сказала: «нет, эту неделю ты будешь сидеть дома и никуда, слышала? Никуда не выйдешь!» Я больше не хочу встретиться с этой Нерезой. Мне не хочется становиться уродом. Лучше просто скрываться от всего этого и жить почти нормальной жизнью… зачем все это? Зачем я узнавала об их дурной семейке?..
Шестое мая. Я не выхожу из своей комнаты, сижу тут с закрытыми окнами. Кажется, я начинаю понимать смысл фразы, написанной на выкинутом мной клочке бумаги.
Седьмое мая. Не ем и не пью второй день, да это и не важно. Мне страшно. Я смотрю в зеркало и вижу там не себя, а уродливое существо. Без волос и с пришитой рукой. Не знаю, что мне делать. Дни на исходе. Я – деталь совершенства… но какое в этой дурацкой кукле совершенство? Она состоит из абсолютно разных людей! Все так плохо…
Вечереет. Я решила прогуляться вопреки тому, что знаю, что может случиться, если я не вернусь до восьмого мая. Выпрыгнув из окна второго этажа, я оказалась на улице. Деревья шелестели так спокойно, ветер приятно развивал мои волосы. Но собаки лаяли на меня, как будто уже видели мой новый облик. Кошки шипели и царапались, когда я подходила к ним. Птицы улетали. Мне было так хорошо и так плохо одновременно. И тут до меня дошло, что на всякий случай нужно взять нож. Мало ли что. Я вернулась домой, забравшись в окно и крепко закрыв его, чтобы родители ничего не узнали. Спустившись на кухню, я взяла самый большой нож, быстро наточила его и убежала обратно наверх. Прыжок, и вот я снова на улице. Нож я убрала в карман своих джинсов. Кеды испачкались в земле, куда я прыгнула, но это уже не имеет никакого значения. Кажется, что моя футболка уже в крови на месте, где пришьется моя рука. Бок очень болит. Кто эта девчонка и как она это делает?
Я решаюсь посмотреть на часы. Сейчас… и вдруг волна холода пробегает по всему моему телу. «Восьмое мая», - сказала я. Семь минут после полуночи. Я остановилась возле фонаря в ужасе, и больше не могла шевелиться. Страх одолел меня, я была беззащитна в тот момент. Из темноты показывается эта кукла… кто-то держит ее за шею и как бы шевелит ее, тем самым создавая ощущение, что это существо само идет на меня какой-то извращенной версией походки. За этим человекоподобным существом выходит и «мастер», как я поняла, это и была Нереза. Она красивая девушка с немного вьющимися волосами темного цвета, но с белыми глазами и фиолетовыми губами, с множеством шрамов, видимо от избиения собственными родителями, совершенно бледная и одетая в подобие строительного костюма, испачканного кровью других людей. Она шла, пошатываясь и напевая какую-то песню, которую, видимо, исполняет кукла. Я заплакала. Это все было так отвратно… и тут я вспомнила про нож, что находился у меня в кармане. На тот момент это было моим единственным возможным спасением от исковерканной жизни. Я достала оружие и кинулась на Нерезу, та сразу перестала петь, и состроила зловещую гримасу, что значило, что она разозлилась. Я попыталась разрезать ей живот, но все, что у меня получилось, это покромсать ей руки. Она беззвучно вырвала у меня из руки нож и прижала к фонарю, сказав при этом: «не изменяй судьбу тех, кто не служил ей. Никто не избежит. Я – всего лишь мастер, а вы – детали совершенства, так смирись же с этим. Ты не разрушишь нашу жизнь еще раз». Я паниковала, слезы не прекращали идти из моих глаз. Она же про себя хохотала. Не издавая лишних звуков, она отошла от меня, начала усаживать свою куклу в «удобное положение». Я отважилась сказать ей: «Инганнаморте. Ты – Нереза Инганнаморте. Я знаю тебя. Зачем ты делаешь это?» Из ее уст последовал ответ: «Ты знаешь, но забудешь. Делаю того, кому нужна». Мне стало жаль ее. И слезы были уже не от страха, а от сожаления к ней и ненависти к ее родителям. Я не хотела больше убегать. Ужасный кошмар повторился, но не был для меня кошмаром. Скорее, осознанием реальности. Это было очень больно. Я кричала, и мой крик снова уходил в никуда. Но на этот раз это был не сон. После всего этого я сказала ей: «удачи», а она улыбнулась мне своей мертвой улыбкой, забрав уже не лысую куклу и скрывшись в темноте. Дальше помню только сильную боль. Нескончаемую душераздирающую боль. Но этому человеку… существу нужен был тот, кто мог ее понять и всегда выслушать. Я помню, что нашла меня Катерина. Я посмотрела на нее, она же – на меня.
- Ты не смогла. – Сказала она мне.
- Я смогла. Смогла понять, как ей это нужно. Мне больно, можешь позвать на помощь?
Мои родители ужаснулись при виде новой меня. Конечно, руку от тела мне отшили, и купили парик. Буду ждать, пока волосы отрастут. Может, мне она специально причинила так мало вреда?
Скоро ее новая мама будет готова, но она не остановится на одной кукле, она сделает себе папу. Может быть, и братика с сестренкой. Создаст себе много друзей. Мне кажется, ей нравится создавать. И эта кукла мне уже не кажется такой некрасивой…
Через восемь ночей мне приснилась ее игрушечная мама, и фраза под ней, на том самом непонятном языке. Еще чуть ниже, видимо, расшифровка: «Делаю того, кому нужна. Их будет восемь. Они будут звать меня Мастерица».
Загрузка...


Похожие новости:
  • Сестра
  • Загадочный диск
  • Страшный сон или реальность детства
  • История Мстительницы
  • Пожирательница душ или Бездушная
  • Поиск

    Панель управления

    Логин
    Пароль

    Каледарь

    «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 

    Статистика


    Рейтинг@Mail.ru